Идея о том, что сексуальная объективация — это проявление неуважения к личности и вообще очень плохо, сегодня стала общим местом. Вопреки тренду рассказываем, когда и почему объективизация нам просто необходима

Одно из новейших исследований, которое я нашла, работая над текстом об отношении к собственному телу, вывело три основных эмоциональных составляющих, необходимых для появления сексуального желания у женщины:

Близость, которая включает в себя чувства влюбленности, глубины контакта, «ожидание понимания, выраженной заботы и поддержки».

Обособленность. Чувство автономии, дистанции, невозможности полного слияния. Казалось бы, оно противоположно близости, однако именно в этом парадоксе и заключается сила притяжения.

Об этом писали многие авторы, например, психотерапевт Полли Янг-Эйзендра в своей книге Love Between Equals: Relationships as a Spiritual Path («Любовь между равными: отношения как духовный путь»), психоаналитик Адам Филипп в книге Missing Out («Что мы упускаем») и, конечно, психотерапевт и секс-терапевт Эстер Перел, которая в бестселлере Mating In Captivity: unlocking erotic intelligence («Размножение в неволе. Как примирить эротику и быт») пишет: «Вместо того, чтобы видеть противоречие между близостью и отдельностью как проблему, которую нужно решить, увидьте это как парадокс, с которым нужно научиться жить».

И… объективизация. Да, согласно результатам исследования, именно ощущение себя объектом желания и страсти имеет наибольшее значение, когда речь идет о сексуальном желании.

Как совместить это с идеей, доказанной сотней исследований и книг, что объективация (дегуманизация) человека до тела, сексуального объекта — это во всех смыслах плохая штука. Объективация заставляет самообъективировать, нарушает контакт с собственным телом, вызывает повышение тревоги, депрессии, обижает, в конце концов.

Одно из последних исследований, касающееся объективации в романтических отношениях, рисует грустную картину: «Мужчины, которые часто рассматривают тело своей партнерши, чаще склонны принуждать женщину к сексу». 

Но разве не любой сексуальный партнер «часто рассматривает тело партнерши»?

 

 

Еще в 2012 году актриса Кэмерон Диас подверглась критике за высказывание: «Я думаю, каждая женщина хочет, чтобы ее объективировали. Мне кажется, небольшая часть каждой из нас мечтает быть немного объективированной». Не одно копье феминистских войн сломано на этой теме: женщина на каблуках и сексуально одетая — она объективированная жертва патриархата или свободная личность, демонстрирующая свою сексуальность?

Крайне интересное исследование было опубликовано в журнале Journal of Personality and Social Psychology в 2011 году. Исследователи показали, что в момент объективации мы более сосредоточены на переживаниях тела, чем на решениях мозга. Сосредоточение на теле позволяет «более остро чувствовать боль, удовольствие, желание, физические ощущения и эмоции, однако уменьшает способность к целенаправленности (агентности)». Иными словами, мы сосредотачиваемся на переживании, а не на достижении.

Может ли это быть ключом к «хорошей» объективации? Не той, которая предполагает «впендюрить», по методу поручика Ржевского, а той, в которой мы сходим с ума от ямочек на щеках партнера или губ партнерши, той, в которой я достаточно целостна и достаточно уверена в отношении партнера, чтобы не бояться обнаружить, что кроме ума и личности у меня еще есть тело. 

«Сексуальное желание не подчиняется законам, которые поддерживают мир и спокойствие в паре. Разум, понимание, сострадание и товарищество — часть близких, гармоничных отношений. Но секс приносит страстную одержимость, а не продуманные решения, неутолимое желание, а не альтруистическое внимание. Агрессия, объективация и власть прячутся в тени желания, являются составляющими страсти и необязательно взращивают близость. Желание живет по собственной воле», — пишет Эстер Перел.

Я пытаюсь представить себе секс, в котором мое тело не рассматривают. В котором я сама, как героиня сериала Fleabag, не проваливаюсь в мелкие обсессивные фетиши: «О, эти плечи, о, эта шея!» В котором мужчина не смотрит на меня тем самым взглядом, случайно обнаруживая отсутствие белья под юбкой.

Я пытаюсь представить себе секс без элементов объективации вообще. И единственное, что у меня получается, — это медленное и нежное занятие любовью с бесконечным взглядом глаза в глаза, в котором читается «я люблю тебя, уважаю всю твою личность, горжусь твоими успехами и ценю твое чувство юмора». Это все, конечно, здорово, но так кровать не сломаешь.

Иногда мозгу хорошо передохнуть. Сложно чувствовать себя сексуальной, если думаешь о детях, ипотеке, о том, не нагадит ли в тапочки кот и как развернуть тему объективации в следующей колонке. Помнится, один мой любовник, отирая пот со лба после шести часов изматывающей оргии, поднял на мое внезапное «слушай, я тут подумала…» ошарашенные глаза: «Тебя вообще можно как-то довести до состояния, чтобы ты перестала думать?» — «Определи термин "думать"», — бодро ответила я, ныряя под одеяло. 

В отсутствие сдерживающих факторов мой мозг, как вырвавшийся на свободу маньяк, бесконечно и опасно активен. Пока я из ничего не организовала салат, драму и политическую партию, я буду снимать и разбрасывать на полу юбки, чулки, лифчики, богатый жизненный опыт, гуманистические ценности, таланты, начитанность и знания языков, а голову оставлю на вешалке в прихожей.  

Иди сюда, милый, давай займемся взаимной объективацией.

Понравилось? Обязательно поделись с друзьями: