39-летняя Ким Кардашьян стала новой героиней издания The Cut, и не случайно. По мнению журнала, телезвезда — одна из знаковых персон уходящего десятилетия. Она изменила не только бьюти-бизнес, но и наше представление о магнатах.

Семейство Кардашьян-Дженнер представило увлекательную версию современной американской семьи, которая одной из первых начала открыто говорить о многих вещах: от прав трансгендеров до проблем психического здоровья и наркомании. 

 

О своем стиле в 30 лет

В начале прошлого десятилетия я всегда носила туфли на каблуках от Christian Louboutin. У меня всегда были длинные волнистые волосы, которые были разделены пробором посередине. Тогда мы вместе с Кортни и Хлое все делали одинаково. Леопардовые платья и обтягивающие наряды от Hervé Léger. Я не знала, кто такая Карин Ройтфельд. Я не знала ничего из этого до 2012—2013 годов, пока не познакомилась с Канье. Не просто познакомилась, а начала встречаться.

 

О том, каково это — быть секс-символом

Это может быть сложно. Я определенно знаю, что сама на себя навлекла некоторые плохие вещи, самое большое — это ограбление. Просто тем, что выставляла многое напоказ и делилась каждым своим шагом в соцсетях. Но я наслаждаюсь своей жизнью. Кто-то спросил у меня на днях: "Каково это — быть тобой?". Это потрясающе.

 

 

О переменах в стиле

Не знаю, возможно, все дело в том, что муж сказал мне, что иногда излишняя сексуальность — это просто перебор и ему это не нравится. Я слушаю его и понимаю. Тем не менее в конце концов он дает мне свободу делать то, что я хочу. Но у меня самой было прозрение. Я поняла, что не смогу посмотреть свой Instagram в присутствии детей, так как там очень много наготы. И я сама приложила к этому руку, например, когда снялась обнаженной для журнала Paper в 2014 году. Я также думала, что вот сегодня я иду в Белый дом на встречу с Дональдом Трампом, а на следующий день делаю селфи в бикини. И я надеялась на то, что дети это не увидят.

Мне кажется, я развиваюсь в том направлении, где не нужно идти в ногу со временем. Я уже больше не испытываю желания делать тонны фотографий в бикини и стрингах. Я просто больше не хочу тратить время в свой выходной на то, чтобы сделать фотографии для Instagram. Теперь я просто говорю: "Давайте жить в реальном времени и наслаждаться этим. А если еще получится сфотографироваться — отлично".

 

Об отношениях с мужем

Единственное, что осталось неизменным, — это то, что наши отношения не перестали быть забавными. Это нормально — не понимать друг друга. Нормально — не испытывать все время одни и те же чувства. Это о том, как мы растем и какие уроки из этого извлекаем. Нужно дать друг другу пространство и время, чтобы понять это.

 

 

Об успехе и провале

Если бы вы попросили меня выбрать славу или богатство, я бы не выбрала первое. Потому что это в первую очередь о тяжелой работе и зарабатывании денег. Я всегда много работала и всегда гордилась своей работой, будь то магазин одежды или работа на отца. Я никогда не хотела легкого пути или бесплатного билета.

Я рассказывала вам историю Chanel? Мой первый бал Met Gala. Ко мне подходит Карин Ройтфельд и спрашивает: "У меня есть идея для вас. Вы примете участие в фотосессии для CR Magazine? Я бы хотела, чтобы вы были на обложке. Я хочу, чтобы ее снял Карл Лагерфельд, а Риккардо (Риккардо Тиши. — Прим. ред.) выступил ее арт-директором". У меня тогда просто челюсть отвисла. И вот я еду в Париж со своей мамой, делаю примерку. Оливье Рустен прислал мне мой любимый торт, потому что знал, что я беременна. И я сижу там и ем, выгляжу как свинья, а Карл разгуливает вокруг. Я сказала одной из своих подруг, что буду работать с Карлом, а она ответила, что он обязательно подарит мне сумку, так как всегда дарит их своим моделям, особенно на первой съемке.

Во время съемки входит моя мама, полностью одетая в Chanel 80-х. Тогда Карл остановил съемку и подошел к ней: "Боже, ты ее мать? Я помню эту куртку, помню эти перчатки! Я сделал эти серьги!". У них случилась самая настоящая любовь, какой я раньше никогда не видела. А я сидела и чувствовала себя так неловко, писала своим сестрам, что мама меня затмила, а ведь это моя первая съемка. А потом, когда все закончилось, он вышел ко мне с чем-то за спиной. Сумка! Я думала, что буду хранить ее вечно и подарю своей дочери. Но он подошел и сказал: "Ким, спасибо огромное, это была лучшая съемка. Но, Крис, эта сумка тебе". Это был клатч LEGO, которых было выпущено всего штук 10.

Я пришла в ванну и расплакалась. Я подумала: боже, она украла мою жизнь! Это был мой самый большой момент в моде — с Карин, Риккардо и Карлом. Мама и по сей день хранит эту сумку в шкафу. Но я ей сказала, чтобы все прояснить: завещать ее она должна Норт. Мне это не нужно, сумка была для моей дочери.

 

 

О воспитании детей и отношении к гендерному равенству

Я не пыталась повлиять на какое-то их решение. Я бы поддержала все, что мои дети захотели бы надеть или во что бы захотели поиграть. Я очень открыта в отношении этого. Но никогда не сталкивалась с этим лично, за исключением Кейтлин (Кейтлин Дженнер — отец сестер Ким Кардашьян Кайли Дженнер и Кендалл Дженнер, который совершил трансгендерный переход. — Прим. ред.) и историй, которые я слышала из ее детства. Ее переход, я думаю, был важным моментом десятилетия. Мы получили много писем от людей, которые прошли через нечто подобное. И тогда я почувствовала, что действительно горжусь нашим шоу.
 

Понравилось? Обязательно поделись с друзьями: