В этом году актриса может завоевать почетную награду сразу за два фильма со своим участием - "Кролик ДжоДжо" и "Брачная история". "Приз" же от глянца - "оскаровскую" обложку издания Vanity Fair - она уже получила.

В интервью изданию Скарлетт Йоханссон обсудила как личное, так и профессиональное. В частности Скарлетт призналась, что после рождения дочери Роуз она стала по-другому относиться к своей работе:

Теперь, когда у меня появился ребенок, я не то чтобы стала меньше думать о карьере. Просто я по-другому расставляю приоритеты. Наверное, раньше я больше беспокоилась о том, насколько часто я нахожусь у всех на виду. Теперь же я совсем не думаю о таких вещах. Я нахожусь на очень хорошей стадии развития и могу позволить себе подождать действительно стоящих проектов… Как только ты становишься матерью, ты сталкиваешься с неизведанным. Все выходит из-под твоего контроля, и тебе не стоит пытаться изменить это, иначе ты сойдешь с ума.

 

 

Рассказала актриса и про свой первый и второй браки - с актером Райаном Рейнольдсом и Роменом Дориаком соответственно. Правда, в своих комментариях она ни разу не назвала ни одного из бывших супругов по имени. Повод для разговора про расставание актрисы со вторым супругом, французом Роменом Дориаком, был более чем весомым: ведь одна из картин, в которых Скарлетт приняла участие в этому году - фильм Ноа Баумбаха "Брачная история" - как раз посвящен разводу супружеской пары. Более того - предложение об этой роли Йоханссон получила как раз в середине собственного бракоразводного процесса.

 

 

Да, я очень хорошо понимала своего персонажа, да и любую женщину, которая прошла через развод. Всю эту сладко-горькую грусть. Но на самом деле куда больше на мой опыт повлияло даже не само расставание, а материнство. К тому моменту я уже очень хорошо поняла, что это значит - воспитывать ребенка, когда вы больше не вместе. Это очень сложно. Наверное, это совсем не та "идеальная семья", о которой все мечтают. Но знаете, думаю, мой бывший и я делаем все возможное. Главное - оставлять главным приоритетом  ребенка и не смещать фокус на себя.

 

 

Про первого же своего мужа Райана Рейнольдса она сказала следующее:

Первый раз, когда я вышла замуж, мне было 23 года. Я еще даже не понимала самой идеи брака. Возможно, я излишне романтизировала эти отношения. Сегодня замужество занимает совсем другое место в моей жизни. Сейчас я могу принимать более взвешенные решения и куда больше осознаю реальность, нежели раньше.

 

 

Несмотря на два развода, Скарлетт, которая сейчас обручена с комиком американской телепередачи SNL Колином Жостом, не теряет веры в брачные узы:

Идея создания семьи, построения отношений и работы над ними мне по-прежнему нравится. Это было бы чудесно. Именно этого я всегда и хотела. И во время второго брака с отцом моей дочери тоже. Просто это оказался не тот человек.

 

 

Другая щекотливая тема, которую журналист издания обсудил с Йоханссон, - ее публичная преданность режиссеру Вуди Аллену, с которым она работала несколько раз и которого, вопреки всеобщему осуждению в Америке, все так же горячо поддерживает. Этой осенью актриса уже высказывала слова в поддержку режиссера журналу The Hollywood Reporter. И тогда ее комментарии про Аллена, которого его приемная дочь Дилан Фэрроу и сын Ронан обвиняют в растлении малолетних, вызвали много негативных откликов. В этот раз она решила прояснить свою позицию.

Я не политик и не могу врать о том, что чувствую. Я просто не такая. Не хочу подвергать саму себя цензуре или сдерживаться в высказываниях. Это просто буду не я. Конечно, такая прямота может многих отталкивать. Но все в этой жизни имеет свою цену. Даже если я знаю, что мое озвученное мнение вызовет определенную реакцию, я не думаю, что стоит сдерживаться из-за страха быть непонятым. Для меня это совсем не похоже на прогресс, меня такое сдерживание самой себя пугает.

 

 

Я точно не знаю многого {о деле Аллена}. Говорю, исходя лишь из своего опыта. Я знаю не больше других. Я близко общаюсь с Вуди, он мой друг. Другой точки зрения - кроме как точки зрения его подруги - я не знаю. Я понимаю, что для многих это острый момент. И тот факт, что я верю своему другу Вуди, совсем не значит, что я не верю женщинам и не поддерживаю их. Мне кажется, каждое подобное дело надо рассматривать отдельно. Невозможно, чтобы все было четко черно-белое. Я в это не верю. И это только моя вера.

Понравилось? Обязательно поделись с друзьями: